Стихи о свободе души

Стихи о свободе души

Поет душа. Летит душа.

Вселенной мир под тоненьким крылом.

Энергии космической волна

Нам в Души всем заложена Творцом.

И предстоит немало испытаний

Льется в Душах свет Любви земной

Мечты и образы, знаменья оживают.

И на Душе становится тепло

Сердца от доброты и пониманья воскресают.

Душа от радости цветет.

Любовь прозрение дарует — быть счастливыми!

И продолжается над временем полет.

Расправив крылья и поднявшись выше,

Вновь изучать и познавать миры.

И каждый, кто увидит и услышит,

Поймет предназначение Души!

 

* * * * *

 

Я знаю, что где-то за морем,

Есть берег моей Души.

Там небо луну качает

И смотрит глазами звезд.

Там лес подпирает небо,

В нем птицы всегда поют.

Там с былью сплелася небыль

И медленней бег минут.

В развалинах старого замка

Там спрятано сердце мое.

И ждет оно тайного знака,

Чтоб вновь загореться огнем.

Но время стирает границы

И ветер заносит песком

Тот замок, где сердце хранится

В волшебном ларце золотом.

И так день за днем, постепенно

Его угасает свет.

Мой берег Души волшебный

Исчезнет в тумане лет.

 

* * * * *

 

 

Душа, как хрупкий мотылёк

Легка, лазурна и прекрасна.

Её тончайший стебелёк

Не колыхайте вы напрасно…

Она ранима и светла,

И вам не делала худого…

Зачем вам пепел и зола?

Не трогайте, прошу, святого!

Но демоны на свет летят

И жаждут крови и расправы,

И отравить любовь хотят,

Чтоб поглумиться для забавы…

Чтоб ядом злости напитать

Души ромашковую нежность…

Но им во мраке не видать,

Что у Души моей безбрежность…

Её воздушную струю

Не очернит слепая зависть,

И благодать она свою

Сумеет всё равно оставить!

И лучезарный Серафим

К святым молитвы совершая

Коснётся крылышком своим

В Любовь всю злобу превращая!

Он окропит живой водой

Всё то, что демоны топтали,

Разгонит тучи над Душой,

Чтоб вновь её лучи сияли!

 

 

* * * * *

 

 

Душа, претерпев пораженье
В интригах на грешной земле,
Замкнулась в полночных виденьях,
Чтоб карму поправить во мгле.

В плену ординарных поступков
Ей тесно под шалью мирской.
Всё мелко, не важно и глупо
В безумной борьбе над тоской.

Но утро приходит с рассветом.
И, таинство ночи поправ,
Парит над притихшей планетой.
Мир снова прекрасен и прав.

Резервы души вновь раскрыты,
Пришел их торжественный час.
Не вся ещё радость испита,
И жизнь продолжается в нас.

 

* * * * *

 

Она идёт по жизни невесомо.

Что есть душа на глаз и вес?

Она красива для знакомых

Она сурова для повес.

Не взвесят чувства вздорные невежи

И не возвысят милость нежных рук

А горизонты так безбрежны,

Что обрекают сомном мук.

Она гордА,она сильна,она прелестна

Но и хрупкА,как полевой цветок.

Она девчонка и невеста

И женщина,несущая восторг.

Понять других и быть непОнятой другими

Что может быть больнее доли сей.

Таков удел возможен для богини

Но не для смертных с Искрою очей.

Она живет в ладу с собою

Лелея душу ,как дитя.

Судьбу не пестуя молвою

Хранит свой крест для святочного дня.

Она идёт по жизни невесомо

С высоко поднятой главОй

И прячет даже от знакомых

Сердечный груз с непОнятой душой.

 

* * * * *

 

Люди любят смотреть на разбитые души,
И судить, и корить, и казнить, и решать,
И готовить мораль, как котлеты на ужин,
И, пошля, о любви под пивко рассуждать.

Ты прости, мое сердце, но я тебя спрячу!
Знаю, плачешь, но не с кем мне боль разделить.
Что ты сможешь найти, среди царства незрячих?
Кто тебя пожалеет, кто станет любить?

Да — летела к нему. да — разбилась. и точка…
Я не дам никому смаковать, обсуждать!
Да — не любит, не звонит, не пишет ни строчки!
Да – люблю, продолжая, по-прежнему, ждать!

Ты прости, мое сердце, от бешеной боли
Не смогла я укрыться! Уж не было сил…
Только эту любовь, очернить не позволю!
Я любила душой, хоть никто не просил.

Спрячу боль за улыбкой — зализывай раны!
Так, мучительно долго, потянутся дни.
Но холодною ночью я ждать перестану.
Ты скажи, что полегче. меня обмани.

Люди любят топтать одинокие души,
Потому я печаль не смогу разделить.
Выздоравливай, сердце, и злости не слушай!
Я творила добро, я хотела любить…

 

* * * * *

 

От души до души… Не спеши,
Здесь не хожены тропы.
Отыщи, проложи,
Вышивая на пяльцах сюжет.
От души до души… Душат нынче
Влекущие строфы —
Поищи между строк
И отыщешь однажды ответ.

От души до души… И срываются
ветры и мысли… Не пиши, погоди –
ты теряешь и ищешь в бреду…
От души до души — бесконечность…
Неведомым смыслом заполняешь себя,
Тихо бисер вплетая в траву…

От души до души — тишина…
Мне её нашептали
Сосны эхом столетий —
янтарем отштормивших морей.
От души до души — океанов
Смеющихся дали
В песне брызг, в пене волн,
В парусах Крузенштерна, поверь.

От души до души — соль познанья
И радость открытья,
Километры тревог
И крупицами чьё-то тепло…
От души до души — светом тонко
Натянуты нити…
Не спеши! Не порви!
Мне от нитей сегодня светло…

 

* * * * *

 

Душа дана была для счастья Человеку,

Мы любим всей душой, душой поём.

Но видимо, во всём бывает равновесье,

Душой страдаем мы и горечь пьём.

Понять непросто нашу душу век из века,

Но знаю точно, просто убеждён,

Что нет красивей, в этом мире, Человека,

Кто добротой душевной наделён!

И кто сказал, что время раны все залечит,

Что раны заживают изнутри?

Да, время добрый врач, но душу искалечить,

Порой так просто, что не говори.

Хоть наше тело — бренно, но душа-бессмертна!

Душевных ран вовек не излечить.

Душа страдает тихо, молча, неприметно.

Сама в себе, порой, она скорбит.

Друг к другу чаще, Люди, будьте милосердны,

Обидных слов не говорите Вы!

Ведь гости, просто,
в этом сложном мире все мы,

 

* * * * *

 

Душой живите, не дышите болью,
Себя самих ищите на пути!
И отпускайте вы легко, с любовью
Всех тех, кто хочет просто сам уйти!

С любовью, с миром по судьбе идите,
Свою все глубже познавая суть.
Не плачьте, не цепляйтесь, не держите –
Пусть каждый свой найдет на свете путь!

Нет смысла строить из обид заставу,
Себя самих на части разрывать.
Запомните – у каждого есть право,
Святое в жизни право – ВЫБИРАТЬ!

Желанья счастья в нас всегда так сходны!
Свобода – вот, что будет дорогим!
Так будьте сердцем и умом свободны
И дайте шанс свободным стать другим!

Не бойтесь, отпуская, расставаться,
Не бойтесь, возвращаясь, приходить!
Давайте же свободу оставаться,
Давайте же свободу уходить!

Пусть разум будет с чувствами в порядке,
Чтоб в вашу жизнь все лучшее вошло.
ИДИТЕ ВЫ ПО ЖИЗНИ БЕЗ ОГЛЯДКИ,
Ведь ТО, ЧТО БЫЛО, ТО УЖЕ ПРОШЛО!

 

* * * * *

 

— И что ты называешь свободой? — Ни о чем не просить. Ни на что не надеяться. Ни от чего не зависеть.

Нет ни начала, ни конца. Есть лишь дороги пыль.
Которую ты сам поднял, куда идти не зная.
Быть может, хватит слёзы лить и сетовать на жизнь?
Насильно жить тебя никто не заставляет.

Полётом мысли силу слов уже не отменить,
Решив упорствовать или промолвив горько: «каюсь».
Никто не скажет, как… Но, ты попробуй — просто быть…
Вставай с колен. И поднимай свой рваный парус.

Дождись, когда порывом ветра всё сметёт под ноль.
И Дух наполнит твою жизнь любви небесным светом.
Нет, не исчезнут с горизонта слёзы, скорбь и боль.
Но, ты поймёшь, в чём жизни смысл под этим небом.

 

* * * * *

 

 

 

Свобода смотрит в синеву.
Окно открыто. Воздух резок.
За желто-красную листву
Уходит месяца отрезок.

Он будет ночью — светлый серп,
Сверкающий на жатве ночи.

 

* * * * *

 

Родина мать! по равнинам твоим
Я не езжал еще с чувством таким!

Вижу дитя на руках у родимой,
Сердце волнуется думой любимой:

В добрую пору дитя родилось,

 

* * * * *

 

Есть в одиночестве свобода,
и сладость — в вымыслах благих.
Звезду, снежинку, каплю меда
я заключаю в стих.

И, еженочно умирая,
я рад воскреснуть в должный час,

 

* * * * *

 

Когда я был отроком тихим и нежным,
Когда я был юношей страстно-мятежным,
И в возрасте зрелом, со старостью смежном,-
Всю жизнь мне все снова, и снова, и снова
Звучало одно неизменное слово:

 

* * * * *

 

Недавно я в часы свободы
Устав наездника читал
И даже ясно понимал
Его искусные доводы;
Узнал я резкие черты
Неподражаемого слога;
Но перевертывал листы
И — признаюсь — роптал на бога.

 

* * * * *

 

Ты прав, мой друг — напрасно я презрел
Дары природы благосклонной.
Я знал досуг, беспечных муз удел,
И наслажденья лени сонной,

Красы лаис, заветные пиры,

 

* * * * *

 

Когда взошла заря и страшный день багровый,
Народный день настал,
Когда гудел набат и крупный дождь свинцовый
По улицам хлестал,
Когда Париж взревел, когда народ воспрянул
И малый стал велик,

 

* * * * *

 

Зачем нам выпало так много испытаний?
Неужто жизнь в плену и есть предел мечтаний?
Способна птица петь на веточке простой,
А в клетке — ни за что!

 

* * * * *

 

И в час, когда мне сон глаза смыкает,
И в час, когда зовет меня восход,
Мне кажется, чего-то не хватает,
Чего-то остро мне недостает.

 

* * * * *

 

Как можно свободу на цепи менять?
Утехи Амура холодным Гименом
Навеки сковать?
Восторги и радость, нам данные небом,
Друг милый, Шарлота, потщимся продлить.
Здесь всё ненадежно: и прелесть и радость
Как миг улетят.

 

* * * * *

 

Всё бегаем, всё не ведаем, что мы ищем;
Потянешься к тыщам – хватишь по голове.
Свобода же в том, чтоб стать абсолютно нищим –
Без преданной острой финки за голенищем,

 

* * * * *

 

О свободе небывалой
Сладко думать у свечи.
— Ты побудь со мной сначала,—
Верность плакала в ночи,—

Только я мою корону
Возлагаю на тебя,

 

* * * * *

 

Сердце мое заштопано,
В серой пыли виски,
Но я выбираю Свободу,
И — свистите по все свистки!

И лопается терпенье,
И тыячи три рубак
Вострят,

 

* * * * *

 

Из дальних стран пришёл бродяга нищий
И всё бродил по улицам Мадрида.
Но не просил ни крова он, ни пищи:
Он только пел, пел для тебя,
Старый Мадрид.

 

* * * * *

 

Честь и свобода! Если вы не вместе,
Одну из вас придётся предпочесть.
Иные за свободу платят честью,
А те свободой жертвуют за честь.
И всё же в человеческой природе –
Стремиться сразу к чести и свободе.

 

* * * * *

 

Есть дерево в Париже, брат.
Под сень его густую
Друзья отечества спешат,
Победу торжествуя.

Где нынче у его ствола
Свободный люд толпится,
Вчера Бастилия была,

 

* * * * *

 

Простой воспитанник природы,
Так я, бывало, воспевал
Мечту прекрасную свободы
И ею сладостно дышал.
Но вас я вижу, вам внимаю,
И что же. слабый человек.

 

* * * * *

 

Любви, надежды, тихой славы
Недолго нежил нас обман,
Исчезли юные забавы,
Как сон, как утренний туман;
Но в нас горит еще желанье,
Под гнетом власти роковой
Нетерпеливою душой
Отчизны внемлем призыванье.

 

* * * * *

 

Во глубине сибирских руд
Храните гордое терпенье,
Не пропадет ваш скорбный труд
И дум высокое стремленье.

Несчастью верная сестра,
Надежда в мрачном подземелье
Разбудит бодрость и веселье,

 

* * * * *

 

Свободы сеятель пустынный,
Я вышел рано, до звезды;
Рукою чистой и безвинной
В порабощенные бразды
Бросал живительное семя —
Но потерял я только время,
Благие мысли и труды…

 

* * * * *

 

Черный вечер.
Белый снег.
Ветер, ветер!
На ногах не стоит человек.
Ветер, ветер —
На всем божьем свете!

Завивает ветер
Белый снежок.

 

* * * * *

 

Руки крепче сжимают молот,
Узлами вздуваются вены.
В горнило летят оковы,
В огне видны перемены!

Мы реками жизнь выливали
На белые плиты арены!
Участь хуже отыщешь едва ли
Из крови взрастут перемены!

 

* * * * *

 

 

 

Критерий мой, всегда – свобода,
Стремленье сердца моего.
Не вседозволенности ода,
Не ОТ чего, а ДЛЯ чего.

В свободе, ОТ, одна заслуга –
Оковы сняты, нет цепей.
А дальше что? А дальше туго.
Свобода есть. Что делать с ней?

Свобода, ДЛЯ, дарует крылья,
Всё бытиё передо мной.
Она во мне, её открыл я.
Ничем не связан. Поиск мой.

 

* * * * *

 

Люди, как нам не плакать?
Песни ветра поём!
И вгрызаются лапы
В ночной чернозём!

Гложут мясо капканы,
А души грехи!
Все мелодии — раны,
Порезы — стихи!

Мы зажали в зубах,
И свободу, и крик!
Но колотится страх,
Подпирая кадык!

Мы охотой идём,
Но охота на смерть!
Ночью видим, как днём,
Ускользающий свет!

Подбираемся телом,
Дрожим, но ползём!
Волк обязан быть смелым,
Это — жизни закон!

Постулаты ночей,
Впишем в кодекс снегов:
«Этот воздух — ничей,
Это время — волков!»

Наша совесть убьёт
Угрызения в Вас,
Свои песни поём
Мы в полуночный час!

Свои мысли прольём
Красной нотой на снег!
Мы движеньем живём,
Наша жизнь — это бег!

Лучше крови вкусить,
Улыбаясь врагу,
И вперёд во всю прыть,
И дышать на бегу!

Только ветром дышать,
Счастье мысли ловить,
И луну удержать,
За протяжную нить!

 

* * * * *

 

Снял в сберегательной кассе рубли –
Довольно лежать им без дела,
В личную собственность взял «Жигули»

 

* * * * *

 

.

 

И вот он красавец – новенький ВАЗ:
Урчит, еле слышно, мотором,
Давлю, улыбаясь, сцепленье и газ,
На злобу завистливым взорам.

Едет народ по служебной нужде
Набившись в трамваи, как шпроты.
А я, соблюдая все ПДД,
Качу с ветерком до работы.

Летит мой советский автомобиль –
Мечта трудового народа,
С одной стороны – престижность и стиль,
С другой же комфорт и свобода.

 

* * * * *

 

Быть счастливой немного, быть счастливой недолго —
Пару маятных дней и безумных ночей.
Каждый раз по мосту, через мутную Волгу
Проезжать, чтоб тонуть в океане очей.

После жить и казаться возвращённой свободе,
Хотя сердце набатом колотит в груди,
Оно хочет к тебе. Но я сильная вроде.
А шепчу: «Просто рядом останься и не суди. »

 

* * * * *

 

Да! Это я – потомок крепостного,
И не было в моей родне господ.
Однако же свобода — нет, не слово,
Она борьбы и крови, вечных плод.

Мой предок насмерть резался с монголом.
Боярский ведал пыточный подвал.
Прошли века — голодным, полуголым,
Господ на вилы мой прапрадед одевал.

Поэтому, в глубины руд Сибири
Моих родных власть царская гнала.
Шли молча, кандалов тащили гири
Из Брянска, Кракова, Тамбова и Орла.

Нет, не был никогда согласен с властью,
Мой предок, блюд хозяйских не лизал.
Поэтому, со всей возможной страстью,
Торил тропу сквозь боль в свободы зал.

Он не был ни виконтом, ни бароном,
Мужик простой, на ком держалась Русь.
Своим горбом гордился, а не троном,
И я, им, мужиком родным горжусь.

 

* * * * *

 

Дикий голубь обманутый лесом
Разучился, как нужно летать;
Крылья связаны леса завесой, —
А полёту нужна высота.
И чуть слышно курлыча в обиде
На бескрылую долю свою,
Стал он сер, близорук и обыден.
Но да что там. — шмыгни за листву
И. свобода холодного неба,
Вой ветров и к перу синева.
Вон сидят полуптицы нелепо
Под названием тетерева.
Эй, вы, птицы, какие ж вы птицы?
Для чего вам бескрылая жизнь? —
Ни взлететь, ни парить, ни разбиться, —
Лишь пархать в непролазной глуши.

Так и жил этот голубь бедняга
За таинственным сводом ветвей.
Но да близится старость, однако,
Что бывает и у голубей.

И уж присмерти был он, как видит
Меж ветвей голубое окно.
«Вы меня небеса не зовите.
Был я птицей, да умер давно».
из кн. «Бульдонеж» 2005г.-

 

* * * * *

 

Мне в пальцы тыкает иголками свобода,
И тени, словно пятна, босиком
Слагают вальс средь серости и сброда,
Летя на запах странных мыслей кувырком.

Ещё приходит побледневшая реальность,
Но растворяется в параде гордых нот.
И вновь кидается из принужденья в крайность,
Как вдохновенье, вновь разинувшее рот.

Мне остаётся чёрный клёкот правды,
И безобразная в своём дыханье ночь.
Я угостить вином презренья рад был
Уже ушедшую без приглашенья прочь.

Ещё мерцает запылённая лампада,
Из рук утрачен лёд чужих последних снов.
Играет вальс. Следы её помады…
Как заржавевшие останки облаков.

 

* * * * *

 

Мягкие линии, слабый нажим,
Грифель несмело скользит по бумаге.
Рисунок не жив — он недвижим.
Откроем же первую часть нашей саги.

В мире жестоком, мире людей,
В могучем ребенке прогресса,
В мире, наполненном морем идей,
Есть короли, но пропала принцесса.

Здесь яркие краски потеряли свой шик
И блекнут на фоне унылом.
И с тихим, почти что не слышным «Пшик!»
Реальный мир стал черно-белым.

Так грустно смотреть на те серые краски,
Что окружают людей.
Так хочется смело, почти без опаски
Раскрасить жестоких вождей.

Добавить цветов самых ярких расцветок,
Деревьев зеленых, желтого солнца,
Пустить на свободу из кованных клеток
Принцессу, что прежде глядела в оконце.

Казалось, легко так творить в моем мире,
Убрать все запреты, раскрасить гуашью.
Но сделать всё это, увы, не сумею.
Простой карандаш рисует лишь фальшью.

 

* * * * *

 

Слава и гордость великому року!
Мы должны благодарить природу
За великое творение Бога-
Рок-это наше все,это свобода!

Это наш рок — да-да-да!
В нашей крови он всегда-да!
Да-да-да — это наш рок,-
Кто придумать лучше смог?!
С ним живем,его мы восхваляем,
С ним мы дышим,с ним мы умираем!

Мы любим,даже ненавидим с роком,
И с ним наши разговоры о Боге!
В последний бой мы с роком нашим встаем,
Тяжелый рок мы слушаем и поем!

Это наш рок — да-да-да!
В нашей крови он всегда-да!
Да-да-да — это наш рок,-
Кто придумать лучше смог?!
С ним живем,его мы восхваляем,
С ним мы дышим,с ним мы умираем!

С роком решаем все свои проблемы,
С роком мы боремся с вашей системой.
Рок на свершения вдохновляет нас,
Вы должны понять,рок спасет всех нас!

Это наш рок — да-да-да!
В нашей крови он всегда-да!
Да-да-да — это наш рок,-
Кто придумать лучше смог?!
С ним живем,его мы восхваляем,
С ним мы дышим,с ним мы умираем!

Это наш рок!
Рок — навсегда!
Это наш рок!
Рок — навсегда!

 

* * * * *

 

 

«Я поняла —
Ты не хотел мне зла,
ты даже был предельно честен где-то,
ты просто оказался из числа
людей, не выходящих из бюджета.
Не обижайся,
Я ведь не в укор,
ты и такой мне бесконечно дорог.
Хорош ли, нет ли —
это сущий вздор.
Любить так уж любить —
без оговорок.
Я стала невеселая.
Прости.
Пуская тебя раскаяние не гложет.
Сама себя попробую спасти,
никто другой меня спасти не сможет.
Забудь меня.
Из памяти сотри.
Была — и нет, и крест поставь на этом.
А раны заживают изнутри.
А я еще поеду к морю летом.
Я буду слушать, как идет волна,
Как в грохот шум ее перерастает,
как, отступая, шелестит она,
как будто книгу верности листает.
Не помни лихом,
не сочти виной,
что я когда-то в жизнь твою вторгалась,
и не печалься —
все мое — со мной.
И не сочувствуй — я не торговалась.»

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Роза Пальна
Комментарии: 1
  1. Keviniceli

    Абсолютно с Вами согласен. В этом что-то есть и идея хорошая, поддерживаю.

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector